?

Log in

No account? Create an account

effective · enabler

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Дитя, я пленился твоей красотой
Неволей иль волей, а будешь ты мой.
Напрасно старушка ждёт сына домой.
Ей скажут, она зарыдает.
Он пел, озирая родные края:
«Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня,
Ей скажут, она зарыдает.

Товарищ, я вахту не в силах стоять,
Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать.
Огни в моих топках совсем не горят,» –
В глазах у него помутилось.
«Однажды созвал я весёлых гостей.
Мы мчались, мечтая постичь поскорей
Грамматику боя, язык батарей.
Ко мне постучался презренный еврей,
В глазах у него помутилось.

Он шёл из Вифании в Ерусалим,
Заранее грустью предчувствий томим:
Неверную деву лобзал армянин,
Собравши последние силы».
Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог,
Оно настигает мгновенно, врасплох,
Собравши последние силы.
* * *
вот тут по ссылке написано следующее:

15 октября, понедельник, (19:30 - 21:30) Клуб Анонимных Читателей. .
Заседание №1: "Как я три раза подряд читал "Войну и мир" и что из этого вышло, или Туда и обратно" Председатель: Александр Гаврилов, читатель.

Что это будет на самом деле? Тут совпало многое: во-первых, я давно хотел систематически поразговаривать о том, как хороша русская школьная классика (или как плоха, не важно). Мы ее получаем в таком разжеванном виде, что уже потом никогда не надеемся вытащить хотя бы хладный труп ея из-под школьных глыб. Меж тем, ее прекрасности ничуть не убыло от того, что мы десять лет просидели в пенитенциарном заведении не слишком строгого режима.
Во-вторых, прекрасные додо-магазины (которых в этом году станет на два меньше и на четыре больше) - замечательная дискуссионная площадка (вся слава тут принадлежит по достоинству Шаши Мартыновой). Вот там мы и будем разговаривать.
В-третьих, мне кажется, что многим есть что сказать о своем читательском опыте. Серия бесед "Клуб Анонимных Читателей" ничуть не предполагает моего монологического бухтения, а скорее рассказов о личном читательском опыте (ярком и глубоком - вне зависимости от того, задается ли эта яркость любовью или ненавистью) всех желающих и способных. Каждый имеет право прийти и сказать: "Здравствуйте, меня зовут *** и я - читатель", чтобы услышать в ответ "Здравствуй, ***!".

Тема первой встречи полностью отражена в теме. Я собираюсь за минут 30-40 рассказать все важное про роман "Война и Мир", а потом мы поразговариваем про всякое. Чай имеется, печеньки приносите с собой.

Перепост приветствуется.

PS. если кто-нибудь из читателей этого дневничка знаком с Паолой Соломоновной Чабассими (1978 года рождения), которая будет одним из главных героев моего рассказа о Толстом, и знает, где она находится ныне, буду сердечно благодарен за справку

PSS. Тема следующей встречи с моим докладиком уже известна: "Полюбить Гитлера, или Отчего мы не прочитали "Капитанскую дочку". Место и время будут объявлены дополнительно.

PSS. красивой карте, имеющейся на сайте, не верьте, она лжет. верьте Яндексу
Tags:
* * *
* * *
знаете ли вы, о акшутвы, какие-то нибудь интересные блоги на русском языке о современном образовании? теории, инновации, анализ, исследования - все, кроме нытья. мм?
* * *
В семидесятые-восьмидесятые годы у советских учителей (а точнее, учительниц), был в ходу своего рода профессиональный жаргон, судя по всему, очень широко распространенный. Он включал фразы типа: "перед кем я тут пол-часа распинаюсь", "нечего тут перед вами бисер метать", "а голову ты дома не забыл?" (говорится в ответ на сообщение о забытом дневнике или тетради), "а если все с восьмого этажа прыгать будут, ты тоже с ними прыгнешь?" (в ответ на оправдание типа "все кричали и я кричал"), "у тебя была для этого целая перемена" (в ответ на "можно выйти?"); при желании можно припомнить наверное еще много подобного.
Здесь несколько любопытных вопросов. Во-первых, механизм распространения этого профессионального языка: не в пединститутах же их ему обучали? Во-вторых, "распинаюсь" и "метание бисера" кажется явно указывают на его достаточно давнее, скорее всего дореволюционное, происхождение. Ну и в третьих, интересно, используется ли этот профессиональный жаргон и по сей день в российских школах.

в комментариях к оригинальному вопросу еще есть несколько остроумных отсылок к Делезу и Лакану, но, к сожалению, сущностный интерес постструктуралистским жонглированием не удовлетворить.
для чего все эти фразочки использовались, - понятно как раз. но как они, эти жуткие словечки, передавались от одного к другому? неужели только от учителя к ученику? и почем были такими живучими?

* * *
* * *
в преддверии начала книжной ярмарки в редакцию нашего уютного бложека продолжают поступать вопросы, связанные так или иначе с тем, имею ли я, Александр Гаврилов, какое-нибудь отношение к Издательскому дому "Книжное обозрение", одноименной газете или входящему в состав ИД журналу "Что читать".

отвечаем: ко всем вышеупомянутым институциям я имею хорошее отношение. в смысле - хорошо отношусь. газета "Книжное обозрение" продолжает оставаться главным СМИ книжного дела, журнал неизменно увлекателен и исключительно хорош собой. дело, которое они делают, важное и нужное.

я работал в книгобозе почти десять лет. для меня это была школа жизни почище всякой армии и я очень благодарен всем, кто был в ней рядом со мной. мы многое успели сделать вместе и многое придумать из того, что еще предстоит реализовать.

главным редактором "Книжного обозрения" стал Александр Михайлович Набоков. биография Саши - совершенно американская мечта. в редакцию книгобоза (тогда ее возглавлял легендарный главред Евгений Сергеевич Аверин) Саша Набоков пришел курьером. потом (с короткими паузами всякий раз) сделался верстальщиком, старшим верстальщиком, ответственным секретарем, заместителем главного редактора и - наконец! - возглавил газету.
Current Mood:
по-моему, крутая история
* * *
* * *