?

Log in

No account? Create an account

effective · enabler

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Дитя, я пленился твоей красотой
Неволей иль волей, а будешь ты мой.
Напрасно старушка ждёт сына домой.
Ей скажут, она зарыдает.
Он пел, озирая родные края:
«Прелестная дева ласкала меня,
Но скоро я дожил до черного дня,
Ей скажут, она зарыдает.

Товарищ, я вахту не в силах стоять,
Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать.
Огни в моих топках совсем не горят,» –
В глазах у него помутилось.
«Однажды созвал я весёлых гостей.
Мы мчались, мечтая постичь поскорей
Грамматику боя, язык батарей.
Ко мне постучался презренный еврей,
В глазах у него помутилось.

Он шёл из Вифании в Ерусалим,
Заранее грустью предчувствий томим:
Неверную деву лобзал армянин,
Собравши последние силы».
Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог,
Оно настигает мгновенно, врасплох,
Собравши последние силы.
* * *
Эта странная штука должно быть прокралась
прямо из ада.
Она похожа на птичью лапу,
какую канибалы носят на шее.

Когда ты держишь ее в руке,
Когда вонзаешь её в кусок мяса
Можно представить себе целиком птицу:
Её голова, словно твой кулак,
Большая, лысая, бесклювая и слепая.
1964

* * *
* * *
С тех пор,
как большой птицей
из моей груди выпорхнуло божье имя
мне как-то не по себе.

Эта пустая клетка меня тревожит.
Говорят,
природа не терпит таких состояний.
Я стараюсь терпеть.
Но получается, кажется,
не то, чтобы очень.
В конце концов,
ведь я
тоже
венец
природы.

Пробовал поместить в клетку, например, попугая.
Конечно, меня предупреждали,
даже продавец в зоомагазине
делился собственным опытом;
но я не верил.
Если у них не вышло,
то значит, получится у меня,
думал я.
Нет,
полная ерунда,
особенно с говорящими.

Курицы (наверное, вам,
как и мне,
это не приходило в голову) производят
столько помёта, что
можно было бы
торговать им отдельно.
Но когда они срут
буквально вам в душу,
задумываешься,
стоит ли выделки
эта овчинка
или это уже телушка
и куда задевался обол,
спрятанный, кажется, под языком,
на перевоз.

Турманы, дутыши,
немецкие похищенные монахи,
саксонские священники,
волшебные ласточки,
богемские космоноги,
господи, кого только тут
не бывало;
не перебывало тут,
в этой клетке.

Помогало не очень.

Годы катятся,
громыхая на стыках.
Каждое утро теперь,
притворяясь, что медленно и аккуратно
чищу зубы,
приглаживаю гребешком всё,
что сберёг,
я смотрю в зеркало.
Так же
как природа ждала у Пушкина
первого снега,
так же,
как груши обращаются в каркающие уголья,
так же,
как полыми землями разносится полувсхлип,
так я жду
на подбородке позёмки.

Слышишь?
В этом ребре
для тебя давно всё готово.
Для тебя
я стану и Адамом, и Евой.
Потому что ради тебя
иного не знаю,
никого не жду.
* * *

я помню злато и булат
в семнадцатом году
«моё!», «моё!» - и вот солдат
стреляет в какаду

лежит матрос обычно прав
с единорогом лев
едят худые тучных крав
печален их напев

варкается. былых шорьков
исполнен горний двач
ува-ува и милюков
барабардает прочь

а нынче погляди в окно
и злато, и булат
на том же месте как назло
всё то же «всё» кроят

в земле сырой лежит конвой
и караул устал
но у меня над головой
сколочен пьедестал

булат и злато во плоти
нас делят как пирог
О! если б их когда-нибудь
прогнали за порог

* * *
* * *