December 30th, 2009

book

досужее

ВЕДОМОСТИ - Безопасное расстояние:
«Жили-были» Елены Катишонок фиксирует и главную тенденцию прошедшего года: почти все авторы, заслуживающие упоминания, дружно повернули головы назад, обратив взгляд в наше недавнее прошлое, ХХ век.

Это Андрей Геласимов, рассказывающий в «Степных волках» о послевоенной жизни забайкальской деревни, это и Александр Терехов, совмещающий в нашумевшем «Каменном мосту» два временных пласта — конец 1990-х и сталинскую Москву середины 1940-х. Это и получивший первый приз «Большой книги» Леонид Юзефович, повествующий в «Журавлях и карликах» о судьбе интеллигенции в 1990-е гг.
если "Степные волки", то уж и "Каменный дом", наверное. и приснопоминаемые телевизионные "Журавли и кролики".
что тоже есть некоторый, конечно, тренд года: писатели пописывают, статусы раздавать приладились, тексты никто не читает, публичной дискуссии нет и в помине.
 
Маргарита Меклина: «Язык – средство сопротивления…»:
— Ты давно не была в России и, может быть, впервые за много лет попала на литературное мероприятие. Какие впечатления у тебя остались от церемонии вручения «Русской премии»?
— Не было хаоса, свойственного творческим людям, и за каждой мелочью виднелась властная рука устроителя. Церемония напоминала корпоративную вечеринку какой-нибудь мегакомпании вроде Google, но облагороженную любовью к искусству и присутствием высокопоставленных лиц.

Публику можно было разделить на чёткие группы: литераторов, присутствующих на любом мероприятии, независимо от литературных предпочтений или течений, их фото потом красуются в фотоотчётах ЖЖ; полных официоза представителей бывших союзных республик, гордящихся финалистами-земляками; а также удивительно холёных, хорошо одетых девушек с целеустремлёнными лицами, которые были мне непонятны.

Например, я видела, как они прихорашивались в уборной перед большим зеркалом, не обращая на меня — лауреата и победителя литературного конкурса — абсолютно никакого внимания.